20 июня 2019, четверг
ОБЛАСТНОЙ ВЫПУСК

Секретные материалы

Это было в разведке. Об одном трагическом эпизоде афганской войны

10-01-2019

Новый год – это не только самый любимый наш праздник. Это ещё и драматическая дата в истории нашей страны. Именно в канун Нового, 1980, года наши войска вошли в Афганистан. За 10 лет афганской войны там погибло порядка 15 тысяч наших солдат. Об одном из погибших мне и хотелось бы сегодня поговорить...

На судьбу этого человека меня натолкнули мемуары бывшего начальника разведки 201-й мотострелковой дивизии полковника Николая Кузьмина «Войсковые разведчики в Афгане» (к сожалению, недавно Кузьмин ушёл из жизни). Сам он служил в Афганистане с 1982 по 1984 годы, но в своей книге затрагивает историю разведки дивизии, начиная с момента ввода её в Афганистан в самом начале 1980 года. Есть там и такой эпизод:

«Первые серьёзные потери разведчики нашей дивизии понесли уже 13 мая 1980 года. Тогда в полном составе погибла разведывательная группа разведбата... Группу возглавлял помощник начальника разведки дивизии старший лейтенант Н.Р. Шигин... Разведгруппа была высажена с вертолёта в отдалённом горном районе западнее г. Файзабад. В течение дня душманы их не трогали, наблюдали, изредка обстреливали. К вечеру же, убедившись, что их никто не поддерживает, окружили в ущелье. Радиосвязь у разведчиков с командованием отсутствовала, иначе им была бы оказана необходимая огневая поддержка и эвакуация...

Ожесточённый бой шел более трёх часов. Когда кончились патроны, разведчики попытались, используя наступившую ночь, отойти вдоль ущелья, но разве они могли сравниться в знании местности с местными жителями? Они были плотно окружены, и после ожесточённой схватки все погибли. Утром посланный в район боя десант обнаружил всех мёртвыми. Тела Н.Р. Шигина и рядового С.Е. Соловьёва были обезглавлены... Рядовой Н.А. Романов подорвал себя гранатой. Остальные были исколоты ножами, головы разбиты камнями, вывернуты ноги и руки...».

По мнению Кузьмина, гибель разведгруппы случилась по причине того, что ещё не было необходимого боевого опыта, наша армия только училась вести боевые действия против душманских банд, а боевой опыт и кровь, как подчеркнул Кузьмин, вещи неразрывные...

Ещё до войны

На меня это произвело сильное впечатление, тема задела сильно тем более что командир группы Николай Шигин оказался нашим земляком-нижегородцем. Я очень благодарен Андрею Валентиновичу Захарову, руководителю Кстовского районного отделения российского Союза ветеранов Афганистана, который живо откликнулся на мою просьбу найти родственников Николая Шигина. Именно он дал мне телефон вдовы Николая Валентины Васильевны Шигиной, которая до сих пор работает учителем физкультуры в одной из нижегородских школ. А потом были встречи и разговоры с бывшими солдатами и офицерами 201-й дивизии, которые помнили Николая. Вот так постепенно и складывалась картина того трагического эпизода первого года афганской войны...

Николай Романович Шигин родился в деревне Подновье, тогда ещё Кстовского района. Увлекался спортом, одно время обучался в спортивной школе-интернате, который был на Автозаводе. После окончания школы уехал поступать в Ташкентское танковое училище. В 1976 году окончил училище и был распределён в Белоруссию командиром танкового взвода мотострелковой дивизии под городом Полоцк. К тому времени он женился на своей однокласснице Валентине, у них родился сын Юра... Наверное, они бы так и прожили обычную жизнь советской офицерской семьи ещё долго, если бы не афганская война.

Это было словно вчера, тихо рассказывает Валентина Васильевна Шигина. Помню, что перед самым Новым годом Коля вдруг прибежал домой на обед, что всегда было большой редкостью. Говорит, что его срочно переводят на новое место службы и ему до утра надо сдать взвод, а ещё подготовиться к выезду. Спросила его: «Куда хоть едешь?». Он ответил: «Говорить не имею права. Скажу так туда, где учился». Я поняла, что куда-то в Среднюю Азию...

Всего Валентина Васильевна получила от Николая 17 писем. Из них она узнала, что эшелон с боевой техникой, которую сопровождали старший лейтенант Николай Шигин и его сослуживцы по Белоруссии, прибыл в узбекский приграничный город Термез. Николай получил должность помощника начальника разведки 201-й мотострелковой дивизии, которая в феврале 1980 года вошла в Афганистан. Дивизия расположилась в районе города Кундуз.

Колю Шигина я помню худощавый, среднего роста, спортивный. Мы были ровесниками, рассказал мне генерал Николай Бурбыга (в 1980 году старший лейтенант, редактор дивизионной газеты). Он служил в разведке. Впечатление Николай производил положительное в нём ещё не иссяк тот армейский романтизм, которым мы все были заряжены ещё с военного училища. Во всяком случае, мы твёрдо верили в то, что выполняем в Афганистане интернациональный долг...

Страшное известие о гибели мужа Валентина Васильевна получила сразу после майских праздников, 15 мая 1980 года. Похоронили Николая спустя неделю в родном Подновье, гроб с его телом был закрытым...

Кто виноват?

Так же именно случилось под Файзабадом 13 мая 1980 года и как именно погибла разведгруппа под командованием старшего лейтенанта Шигина? Вопросов здесь больше, чем ответов. С каким заданием уходила группа? Почему группа ушла именно под Файзабад, который, в общем-то, был вне сферы контроля 201-й дивизии? Кто именно отдал приказ на выход разведчиков?

По словам Николая Бурбыгы:

– Про гибель группы говорили разное. Якобы Николай действовал чуть ли не в одиночку, чисто по своей инициативе. Он получил информацию о том, что в одном из кишлаков скрывается известный душманский главарь по имени Башир. А информацию в такой партизанской войне следует реализовывать быстро и оперативно – потому что душманы на месте не сидят, сегодня он здесь, а завтра – где-нибудь уже в Пакистане. Вот он якобы и решился выйти в самостоятельный рейд по поимке Башира, но в результате сам попал в ловушку... Кстати, противника тогда мы все сильно недооценивали. Мы только-только вошли в Афганистан и смотрели на душманов свысока. Ну кто они такие? Так, забитые полуграмотные крестьяне, а мы – одна из сильнейших армий мира! Да, дорого нам обошлось такое вот высокомерие...

Почему разведчики дивизии оказались под Файзабадом, мне поведал бывший командир первой роты 783-го отдельного разведывательного батальона Александр Воловиков. Весной 1980 года душманы в ряде мест разрушили стратегически важную дорогу Кундуз – Кишим – Файзабад, протянувшуюся вдоль реки Кокча. Когда на восстановление направились военно-инженерные подразделения, то они подверглись вооружённым нападениям. Чтобы отогнать бандитов от дороги, началась совместная боевая операция 201-й дивизии и 860-го полка, стоявшего под Файзабадом. В числе выдвинувшихся частей был и 783-й разведбат. По словам Воловикова, разведчики заняли позицию в районе кишлака Каракамар, поднявшись на господствующие высоты:

– Эта гора стала нашей временной базой, откуда мы периодически ходили на боевые вылазки. В тот день, когда к нам на вертолёте из штаба дивизии прилетел Шигин, я как раз был на таком выходе. О случившемся мне потом рассказывал мой взводный лейтенант Витя Сериков, родом из Омской области. Это у него Шигин взял бойцов. Шигин пришёл к нам в расположение с уже готовым приказом и сказал взводному: «Иду брать языка»...

Очевидно, что такой дальний выход штабного офицера, да ещё с привлечением вертолёта, должен быть как минимум с кем-то согласован. Вот интересные строки из последнего письма Николая Шигина: «...завтра уезжаю дней на пять, а может быть, и больше, у нас уже вечер, десятый час, осталось до выезда часа 4-5. Так не хочется ехать и в то же время хочется. Хочется, потому что интересно, а всё равно – не хочется».

Да, предчувствие гибели не обманывало Николая, и, очевидно, что собирался он на боевой выход вовсе не по своей прихоти, а явно по приказу. Поэтому вырисовывается не очень приглядная картина. Будь выход удачным, да ещё с пойманным бандитским главарём, наверняка бы сегодня у этой победы было бы много отцов-командиров: один отдавал мудрый приказ, другой осуществлял руководство, третий мысленно был с разведчиками... Но поражение, как известно, всегда сирота! И когда случилась трагедия, проще всего оказалось перевести стрелки на погибшего старшего лейтенанта – мол, сам ушёл и сам погиб, виновных, кроме него самого, нет.

У разведчика судьба порой коротка, как рукопашный бой...

В общем, вопрос о виновнике гибели группы остаётся открытым. Сейчас же мы можем только реконструировать трагический выход разведчиков... Их было семеро – это старший лейтенант Николай Шигин, младший сержант Владимир Галкин, ефрейтор Михаил Буянов, рядовой Сергей Рубанец, рядовой Николай Романов, рядовой Сергей Соловьёв. Все из первой разведывательной роты плюс рядовой Аюбек Музафаров, таджик-переводчик из 4-й роты радио-разведки.

– Ребята спустились с горы и сели на «броню», – рассказывает Воловиков. – Их высадили возле Каракамара, после чего они в пешем порядке выдвинулись по ущелью. Сначала они прошли первый кишлак, где их встретили чуть ли не хлебом-солью. Им там сказали, что бандитский главарь, которого они ищут, находится во втором кишлаке. Это была коварная ловушка. Потому что когда они вышли ко второму кишлаку, их начали обстреливать. Они стали отступать обратно, а с тыла на них напали жители первого кишлака, которые только что клялись в дружбе. Таким образом разведчиков зажали с двух сторон. Часа три-четыре они отбивались. Им предлагали сдаться, но они продолжали стрелять, пока не закончились патроны. Их, раненых, потом добивали... Пулемётчик Романов подорвал себя гранатой... Шигину и снайперу Соловьёву бандиты отрубили головы... После этого душманы устроили обвал и завалили тела камнями... Мы потом по этому свежему обвалу их и нашли...

– Вид у погибших настолько был ужасен, даже сейчас не хочу говорить, что именно мы там увидели. Не думал, что ТАК можно изуродовать людей, – вспоминает бывший сержант разведбата Владимир Кузнецов.

– Говорили, что Шигина и снайпера Соловьёва обезглавил лично главарь Башир, за которым Николай охотился, – говорит Николай Бурбыга. – Кривой меч, которым это было сделано, наши разведчики нашли буквально рядом...

Надо сказать, что гибель разведчиков не осталась безнаказанной – 783-й разведбат провёл масштабную зачистку здешней местности, уничтожив до 70 боевиков. Хотя главарю Баширу тогда удалось уйти... Его обнаружили несколько позже – к начальнику разведки дивизии, подполковнику Валерию Шпилевскому пришёл информатор из местных по имени Хафизулла и сообщил, что главарь по определённому адресу прибыл на какую-то душманскую сходку. На сей раз людьми рисковать не стали – послали боевой вертолёт. Вертолётчик-украинец по фамилии Браташ буквально расстрелял из крупнокалиберного пулемёта нужный дом, из которого живым не вышел никто...

…Когда я заканчивал этот материал, мне пришло письмо от Александра Воловикова. Я хочу привести текст этого письма, где готов подписаться под каждым словом Александра Семёновича:

«Ваша статья не только о Н. Шигине, но и о моих бойцах, о разведчиках 783 ОРБ, о трагических событиях афганской войны... Группа Шигина погибла, не выполнив боевой задачи. К сожалению, такое на войне бывает... Ясно одно, что Шигин действовал по приказу, он выполнял боевую задачу. Самостоятельно он мог уйти только в самоволку, по-другому в армии не бывает... Возможно, что Н. Шигин как командир группы переоценил свои возможности и недооценил противника. Но это только наши домыслы. Главное, что ребята не дрогнули и приняли неравный бой. Слава солдатам, выполнившим свой воинский долг, низкий поклон родителям, воспитавшим таких сыновей. Живым – помнить!».

И о разведчиках помнят! Каждый год Николая Шигина и ещё многих других обязательно поминают выжившие бойцы из 783-го разведбата, которые в память обо всех своих товарищах, павших на разных войнах, возвели часовню в деревне Кустарёвка Рязанской области. Вечная им всем память!

Вадим АНДРЮХИН.


Популярное


ПОЛОСА ОТЧУЖДЕНИЯ

Нижегородцы требуют отменить выделенку на Гагарина


Сейчас читают


РАЗРЕШИТЕ ДОЛОЖИТЬ

Результаты антикоррупционного мониторинга в Нижегородской области в 2018 году


СИТУАЦИЯ СТАБИЛЬНАЯ

Наркоситуация в Нижегородской области - под контролем


АРХИВ